Карен Казарян о проблемах внедрения «пакета Яровой»

До вступления в силу основных положений «пакета Яровой», включая обязательство операторов связи и организаторов распространения информации (ОРИ) хранить данные, передаваемые пользователями, осталось несколько дней. За два года эксперты и представители бизнеса написали, наверное, сотни писем, аналитических записок и докладов об исключительной вредности этих мер и огромных расходах, которые понесут операторы связи без особого толка.

Еще несколько месяцев назад был непонятен даже порядок расходов: подзаконные акты были приняты только в конце апреля, через полтора года после поручения президента (а для ОРИ такой документ появился только 28 июня). Так что не стоит удивляться разнице в оценках — от десятков триллионов до сотен миллиардов рублей. Если учитывать поручение президента, что оборудование должно быть российским, суммы получались и вовсе астрономические.

Все решения, которые тестируются, выпускают поставщики решений СОРМ (система оперативно-разыскных мероприятий), и это неслучайно. Именно расширение так называемого кольцевого буфера, где сейчас хранятся 12 часов трафика, называлось одним из менее затратных способов реализации «пакета Яровой» еще два года назад. «Большая тройка» оценила свои затраты на реализацию такой схемы примерно в 15–20 млрд руб. в год. Это все равно большая сумма — фактически вся чистая прибыль, четвертая часть капитальных затрат.

Гораздо хуже ситуация у малых и средних провайдеров. Несмотря на то что с барской руки им разрешается (при согласовании ФСБ) использовать для хранения оборудование других операторов, внедрять модифицированную СОРМ им все же придется. Для средних размеров регионального оператора (в пределах 100 тыс. абонентов) расходы составят сотни миллионов рублей. С большой вероятностью это означает продажу бизнеса более крупной компании — той самой, оборудование которой будут использовать для хранения. Что происходит с ценами на связь в регионах, где нет конкуренции, понятно и без «пакета Яровой» — еще в 2010 году стоимость интернета в столице и, скажем, Дагестане различалась в десять раз и более. Сверхдорогими станут для операторов и абоненты, потребляющие много трафика. Хотя доля их обычно невысока, в пределах 1%, придется привыкать к мелким строчкам в описании тарифов с ограничением объема потребляемого трафика.

Впрочем, сертифицированного оборудования к началу лета так и не появилось, так что как минимум до октября срок хранения установлен нулевой. Среди отраслевых экспертов бытует мнение, что не появится оно и после октября — то же оборудование СОРМ проходило сертификацию годами. Так что у операторов хотя бы есть время на подготовку, и повышать тарифы они будут постепенно. При фиксированных затратах на оборудование для съема информации и увеличении на 15% в год объемов хранения рост тарифов составит около 10–15% ежегодно, то есть за пять лет цены на связь удвоятся.

Остается добавить, что до сих пор нет фактов, подтверждающих эффективность и необходимость вводимых требований с точки зрения национальной безопасности. И уж конечно, и речи не идет о том, что обеспечение безопасности в мировой практике — задача государства, и затраты операторов связи в этой сфере должны компенсироваться, а оборудование — предоставляться государственными структурами, устанавливаться государственными специалистами и оплачиваться за счет бюджета. Но у России и тут особый путь.

читать на KOMMERSANT.RU

Размещено в Новости и отмечено .