WhatsApp Image 2019-02-12 at 21.53.26

Детский Рунет 2018. Отраслевой доклад.

support

“Институт исследований интернета” подготовил отраслевой доклад “Детский Рунет 2018”, призванный сформировать базовый и регулярный набор метрик для оценки развития детского сегмента интернета в России.

Доклад публикуется при поддержке Министерства цифрового развития, связи и массовых коммуникаций, а также компании “Лаборатория Касперского”, доменной зоны .Дети и Регионального общественного центра интернет-технологий (РОЦИТ).

Специально для отчёта “Детский Рунет 2018” свои исследования в сентябре-декабре 2018 года провели участники проекта — компания Mediascope, система анализа социальных медиа Brand Analytics и фонд “Общественное мнение”.

Partners

Читать далее

EU-GDPR

Анализ возможных последствий и влияния Регламента General Data Protection Regulation (GDPR)

EU-GDPR

 

 

 

 

 

 

 

Принятый 6 июля 2016 г. «Пакет Яровой» (ФЗ №374, ФЗ №375) обязывает операторов связи и организаторов распространения информации хранить не только метаданные, но и (до 6 месяцев) непосредственно данные, передаваемые пользователями в рамках телекоммуникационных услуг, — существенная часть таких данных является персональными данными. Настоящая работа направлена на анализ и моделирование возможных последствий вступления в силу в мае 2018 года Регламента General Data Protection Regulation (GDPR) Европейского Союза для российских операторов персональных данных.

GDPR-Отчёт-WT

dataretention

Исследование зарубежного опыта регулирования хранения данных пользователей операторами связи

Начиная с 2001 года по всему миру практически каждая резонансная террористическая атака приводила к изменению правового регулирования использования интернета в национальном праве в сфере отношений, связанных со сбором и хранением данных пользователей интернета и других телекоммуникационных услуг. При этом впоследствии зачастую данное регулирование признавалось неэффективным или противоречащим международным соглашениям и конституции государств, что, впрочем, не мешает вводить новое регулирование в той же сфере.

Принятый 6 июля 2016 г. «пакет Яровой» (ФЗ №374, ФЗ №375) обязывает операторов связи и организаторов распространения информации (ОРИ) хранить не только метаданные, но и непосредственно данные, передаваемые пользователями в рамках телекоммуникационных услуг (до 6 месяцев). При этом, несмотря на критику со стороны отрасли и пользователей, в публичной сфере авторы закона опираются на международный опыт в данной сфере. Парадоксальность ситуации состоит в том, что открытые источники не содержат информации о когда-либо проводившихся в России исследованиях международного опыта нормативно-правового регулирования в области сбора и хранения данных пользователей телекоммуникационных услуг в контексте деятельности правоохранительных органов.

Исследование Института исследований интернета призвано устранить данный пробел и начать диалог со всеми заинтересованными сторонами по поиску действительно эффективных решений по использованию интернета для борьбы с терроризмом.

 

Скачать исследование «ЗАРУБЕЖНЫЙ ОПЫТ нормативно-правового регулирования деятельности операторов связи в области сбора и хранения данных пользователей телекоммуникационных услуг (Telecommunications Data Retention Legislation) в контексте деятельности государственных правоохранительных органов»

Приложение 1

Приложение 2

monitoring-2017-1

Мониторинг законодательных инициатив за первый квартал 2017 года

Экспертами института исследований интернета был проведен анализ законопроектов, касающихся регулирования сети Интернет с декабря 2016 по апрель 2017 года, а также подведены итоги законотворческой деятельности в этом направлении за 2016 год (анализ принятых и от-клоненных законопроектов). За прошедший период окончательно оформилась тенденция к регулированию отдельных сегментов или явлений в сети Интернет: так наиболее резонансными были инициативы по регулированию аудиовизуальных сервисов, товарных агрегаторов, критической инфраструктуры и контрольно-кассовой техники на фоне резкого (17 против 37 за аналогичный период 2016 года) снижения количества самих законодательных инициатив.
Скачать документ:
ИИИ_РАЭК_Мониторинг_законопроектов201612_2017

featured-speed

Справка о технических возможностях операторов связи ограничивать скорость сайтов

В начале марта 2017 года в СМИ активно обсуждалась возможность «замедления» трафика сервисов Google для российских пользователей в качестве меры воздействия на американскую компанию, не исполняющую предписания Федеральной антимонопольной службы. Читать далее

img2

Авторское право и музыкальный рынок

Необходимость пересмотра подхода к регулированию вопросов авторских прав признают в настоящее время и представители бизнеса, и государства, и активисты общественных организаций. Стремительно меняются не только взаимоотношения авторов, издателей и пользователей, меняются и роли. Так, почти все пользователи интернета являются и правообладателями, причем заметная часть из них производит контент вполне профессионально. Онлайн-VOD сервисы начинают производить собственный контент, отказываясь от роли исключительно дистрибьютора. Технологические платформы заключают договора на дистрибуцию по всему миру, становясь крупнейшими обладателями смежных прав (например, у YouTube соглашения с более чем 3 тысячами издателей).
Представляем вам перевод  официального отчета «Авторское право и музыкальный рынок», подготовленного US Copyright Office в 2015 году. В отчёте рассматриваются проблемы современного регулирования, а также даются рекомендации по совершенствованию законодательства.
img

Закон Великобритании о следственных полномочиях

В последнее время многие СМИ и представители законодательной власти проводят параллели между принятым в Великобритании законом «О следственных полномочиях» и так называемым «Пакетом Яровой-Озерова», принятым летом 2016 года в России.
Однако при кажущейся схожести законы имеют и существенные отличия.
Например, в Законе Великобритании предусмотрена обязанность публично отчитываются за каждое действие по информационной слежке за пользователями, размещая ежегодный отчёт.
Если слежка осуществлялась по ошибке, то предусмотрена обязанность уведомлять о факте слежки, её причинах, удалять полученную информацию и официально приносить извинения. Кроме этого, в Великобритании предусмотрен не сплошной сбор информации (как это предполагается делать в России), а выборочный, в отношении отдельных лиц и по решению специального органа. На этот же орган возлагаются обязательства по публикации отчётов.
Мы публикуем переведённый нами ранее драфт законопроекта Великобритании в последней (позднее принятой) редакции.

Draft_Investigatory_Powers_Bill_RU 

02062016 Алушта И Левова

Доклад эксперта ИИИ на Третьей ежегодной конференции кабельной и медиаиндустрии.

«Глобализация рынка и развитие бизнеса операторов цифрового телевидения».

Основной темой конференции стало обсуждение особенностей работы кабельных и спутниковых операторов мультисервисных услуг в условиях глобализации медиапространства. Особое внимание было уделено вопросам развития нормативно-правового обеспечения отрасли. Ирина Левова, Директор по стратегическим проектам Института исследований интернета представила два доклада, которые были посвящены международному опыту регулирования аудиовизуальных ОТТ-сервисов и реформе деятельности обществ по управлению коллективными правами.

В работе Конференции в общей сложности приняли участие более 300 человек. Это представители отраслевых министерств и ведомств, регулирующих органов, больших, средних и малых операторов кабельного и спутникового телевидения, вещатели эфирных и кабельных тематических каналов, операторы платформ ОТТ, провайдеров услуг широкополосного доступа к сети интернет, системные интеграторы.

С докладами Ирины Левовой вы можете ознакомиться по ссылкам ниже.

Доклад 1 : ОКУПы в других странах: как это работает

Доклад 2:  Нужно ли специальное регулирование ОТТ? Опыт зарубежных стран.

 

nn

Сетевая нейтральность или В интернет по межгороду

Интернет создавался на основе ряда базовых принципов, с одной стороны, позволивших использовать его в различных целях как гибкую отказоустойчивую систему, способную решать задачи, требующие надежное продолжительное функционирование и обработку больших объемов информации, — с другой стороны, ставших основой для его повсеместного проникновения в качестве универсальной среды взаимодействия. Среди таких принципов:

  • недискриминация типа обрабатываемого трафика,
  • свободная и открытая архитектура,
  • распределение мощностей,
  • единство комплекта протоколов.

 

С развитием Интернета развиваются и технологии, позволяющие интернет-провайдерам (операторам связи) дискриминировать контент, приложения, сайты и сервисы в сети Интернет. Дискриминация контента – это возможность ускорять работу одних ресурсов и замедлять работу других для определённых пользователей или групп пользователей, а также возможность «прослушивать» трафик, используя глубокий анализ пакетных данных (Deep Packet Inspection, DPI).

Долгое время существовало мнение, что операторы не справляются с новыми требованиями по пропускной способности, и если трафик не регулировать, произойдет коллапс, также известный как exaflood. По прошествии лет данный аргумент более не используется – реальность его опровергла. В настоящее время на международном уровне существует понимание того, что именно возможность дискриминации сервисов с целью взимания с них платы за приоритет трафика лишает операторов стимула развивать пропускную способность сети.

В то же время существуют исследования системы «отправляющий платит», действующей в международной телефонной связи, которую Международный союз электросвязи (МСЭ, ITU) пытается распространить на интернет-коммуникации. В случае успеха этой инициативы тарификация интернет-трафика станет дифференцированной: за разговор по скайпу надо будет платить по одним расценкам, за онлайн-игру по другим, за скачивание торрента по третьим и так далее. Такой порядок заложен в новом административном регламенте МСЭ, который обсуждался в конце 2012 года на очередной международной конференции и был принят чуть менее чем половиной государств — участников союза, в том числе Российской Федерацией.

В то же время на национальных уровнях также идут дебаты в отношении сетевой нейтральности. Основная война развернулась в США после безуспешных законодательных попыток, когда Комиссия по коммуникациям США (FCC) установила правила сетевой нейтральности, которые распространяются в том числе и на беспроводную связь. Компания Verizon в настоящий момент судится с FCC, поскольку, по их мнению, Комиссия превысила свои полномочия – подобные решения должны приниматься законодателями. Бессилие правил уже было проверено на практике, когда телеком-гигант AT&T успешно избежал наказания за блокировку сервиса Facetime сотовыми сетями, так же, как и провайдер Comcast, чей собственный сервис Xfinity не учитывается в подсчете трафика для клиента.

Похожая ситуация сложилась в Канаде, где, несмотря на принятие аналогичных правил, не существует какого-либо механизма принуждения компаний к их соблюдению. Спустя почти три года, несмотря на большое количество жалоб со стороны пользователей и такие громкие скандалы, как урезание пропускной способности для World of Warcraft со стороны оператора Rogers или многочисленные свидетельства урезания трафика файлообменных и медийных сервисов со стороны Bell Canada, никаких санкций в отношении компаний предпринято не было.

Нидерланды стали второй страной мира (после Чили), где нейтральность была принята на законодательном уровне в ответ на попытки местного монополиста KPN дополнительно тарифицировать VoIP и мессенджеры. В том же законе было запрещено использование DPI, за исключением случаев с согласия пользователей или по судебному предписанию.

В Южной Корее операторы объявили открытую войну (и правительство им разрешило) VoIP сервисам, от полной блокировки, до дополнительной тарификации трафика. Главная мишень – приложение KakaoTalk.

В Бразилии сетевая нейтральность входила в пакет законодательных изменений Marco Civil, который, к сожалению, был заблокирован лоббистскими организациями.

В то же время Еврокомиссия, изучив результаты исследования BEREC, всерьез рассматривает введение на территории Евросоюза обязательных правил сетевой нейтральности – половина пользователей испытывают блокировку или замедление работы p2p, VoIP и других сервисов. Еще не дожидаясь решения саммита МСЭ, Европарламент принял две резолюции: о едином цифровом рынке и о стратегии цифровой свободы в зарубежной политике ЕС. В обеих содержится, в том числе, подтверждение приверженности политики «сетевой нейтральности».

Но что же кроется за столь важным нынче термином? В общем смысле, под сетевой нейтральностью (СН) понимается принцип регулирования деятельности провайдеров связи, запрещающий им дискриминацию какого-либо сетевого трафика, за исключением QoS-сервисов (сервисов, предназначенных для улучшения качества работы приложений). Поскольку интернет становится сегодня основным видом связи, регулирование вопросов в области связи должно с необходимостью коррелировать с устоявшейся международной практикой управления интернетом и принятия решений в этой сфере.

 

Модель изучения проблемы

С точки зрения сложившейся международной практики управления интернетом, в отношении данной проблемы необходимо принимать решения, исходя из принципов мультистейкхолдеризма — баланса интересов всех заинтересованных сторон. Основными стейкхолдерами в вопросе сетевой нейтральности являются:

  • Государство
  • Бизнес
  • Общество (пользователи).

net neutrality.001

Соответственно, между этими стейкхолдерами развертываются шесть типов отношений-воздействий:

  • Государство—Общество
  • Государство—Бизнес
  • Бизнес—Общество
  • Бизнес—Государство
  • Общество—Бизнес
  • Общество—Государство

net neutrality.002

Каждый тип отношений позволяет изучать вопрос с трех разных аспектов:

  • Рыночный аспект: отношения между потребителями и поставщиками услуг. С точки зрения поставщиков, СН — инструмент конкурентного преимущества. С точки зрения потребителей, СН — гарантия получения сервиса заявленного качества.
  • Идеологический (политический) аспект: отношения между властью и избирателями. С точки зрения граждан, СН обеспечивает право человека на доступ к информации и недискриминационное отношение. С точки зрения власти, СН — право человека, за исключением вопросов национальной безопасности и противоправной деятельности.
  • Антимонопольный (регуляторный) аспект: отношения между бизнесом и государством. Компании, в зависимости от того, оператор ли это связи или контент-провайдер, лоббируют соответственно отказ от СН либо его законодательное закрепление. Поскольку телеком-рынок в большинстве случаев сильно монополизирован, государство воздействует на бизнес с точки зрения антимонопольного законодательства и принципов свободной конкуренции, как того требует идеологический аспект.

 

Из этой модели можно сделать следующие выводы, призванные сбалансировать ситуацию вокруг вопроса имплементации (или отказа от) сетевой нейтральности в долгосрочной перспективе:

  • Необходимо закрепление принципа сетевой нейтральности в (национальном) антимонопольном законодательстве как базиса свободной конкуренции в сфере контент-услуг и обеспечения прав потребителя на недискриминационное обслуживание.
  • Наряду с этим, не должен существовать запрет на применение технологий, позволяющих приоритезировать трафик, исключительно в целях повышения качества и разнообразия услуг и оптимизации тарифных планов.

 

Позиция России в этом вопросе на международных площадках пока представлена неясно, однако следует уже в самом скором будущем следует ожидать информационных поводов по теме, как со стороны государства, так и со стороны международного сообщества. Кто победит в этом треугольнике интересов — покажет время.